Периоды (этапы) исторического развития предков гагаузов

Периоды (этапы) исторического развития предков гагаузов

— Периоды (этапы) исторического развития предков гагаузов и
гагаузского этноса. — Огузское государство Ябгу. — Гагаузское
государство «Добруджа» (1346-1417 гг.). — Переселение гагаузов в
Бессарабию (конец XVIII — 30-е годы XIX вв.). — Гагаузская автоно-
мия (23 декабря 1994 г.)
В своем историческом развитии древние предки гагаузов и гагаузский
этнос прошли ряд последовательных и непрерывных периодов. Условно
можно выделить восемь этапов.
Первый этап (VII — первая половина XI вв.) завершился, когда узы
достигли границ Киевской Руси. В VII-VIII вв. «Докуз огузы» (огузы из де-
вяти родов) обитали на берегах Селенги. Шел интенсивный процесс роста
численности огузов, чему в значительной степени способствовали имев-
шиеся богатые растительностью пастбища, а также относительно мирное
сосуществование племен. Ко времени создания Огузского государства
Ябгу огузы насчитывали уже 24 рода. Огузское общество оставалось ро-
доплеменным по форме, а по содержанию приобретало все более развитую
социальную дифференциацию. Как показали исследования В. А. Гордлев-
ского и С. П. Толстова, среди огузов выделилась кочевая знать, имевшая
многочисленные поголовья скота. Она постоянно узурпировала право рас-
поряжаться общинными пастбищами и водными источниками. Знать все
больше закабаляла свободных общинников — скотоводов. Этот процесс зна-
чительно усилился, когда печенеги и узы (часть огузов) вступили в пределы
южной Руси, имевшей богатые степи.
Огузы долгое время кочевали в Средней Азии и связали свою жизнь с
созданным на берегах реки Сырдарья Огузским государством. К его распа-
ду уже шла жестокая борьба тюркских племен за сферу влияния. Средняя
Азия на долгое время становится плацдармом соперничества двух религий —
христианства несторианского толка и ислама. Миссионеры двух религий
вели здесь поистине настоящую борьбу за каждую человеческую душу.
Христианство в первое время пользовалось значительным влиянием среди
местных племен.
Как отмечалось, в Средней Азии одна часть огузов приняла ис-
лам, а другая — отказалась его принять. Отметим, что долгое время было
крайне противоречивое отношение огузского кочевого населения к вопро-
су принятия ислама. Борьба двух религий была одной из главных причин
окончательного развала Огузского государства. Среди отказавшихся стать
мусульманами уже были приверженцы христианства несторианского тол-
ка. Они на этой почве серьезно столкнулись, выясняя свои отношения си-
лой оружия. Огузы-мусульмане, к которым примкнули и части некоторых
других тюркских племен, откочевали в сторону Ирана. Во главе их стоял

Сельчук (Сельджук) — выходециз рода кынык племени огузов. Его именем
позже были названы некоторые тюркские государства. А часть огузов оста-
лась на берегах Сырдарьи.
Огузы-отказники от ислама, ставшие христианами в Средней Азии, со
временем взяли курс к берегам Волги. Судя по некоторым фактам (напри-
мер, помощь узов Киевскому князю Владимиру, когда тот в 985 году пошел
на волжских булгар), огузы-отказники от ислама (или их большая часть)
раньше сельджуков-исламистов покинули берега Сырдарьи и обосновались
вначале на Волге, а затем откочевали дальше в направлении Балкан. Хотя
они и сами не знали, где закончится их путь. На этом выстраданном, а по-
рою и роковом пути, узы вступали в контакты, в основном, с печенегами
и меньше с кыпчаками, входившими в племя кимаки, которые кочевали
по среднему течению реки Иртыш. Со временем западная часть кимаков и
составила ядро кыпчаков.
В IX веке под давлением узов (части огузов) и западной части кимаков
печенеги продвинулись на юго-запад в южнорусские степи, вытеснив отту-
да венгров и булгар. Это их движение решило судьбу сильного государства
хазаров. А узов стали вытеснять из Средней Азии и районов Волги в пре-
делы Киевской Руси кыпчаки, оказавшиеся более сильными. Со временем
узы становятся ярыми защитниками ее границ от нападений кыпчакских
(половецких) орд. И это несмотря на то, что сами узы несколько десятиле-
тий приносили беды русам. Однако Русь больше всех пострадала от пече-
негов и кыпчаков, особенно от последних тюркских кочевников. Из этой
борьбы она вышла победительницей, но ей пришлось принести на алтарь
победы неисчислимые жертвы.
В первый период истории развития предков гагаузов и начался
процесс этногенеза специфического гагаузского этноса на основе узс-
кого и печенежского компонентов. Влияние кыпчаков тогда на это было
ограниченным. Анализ племенного деления печенегов и узов той эпохи
показывает, что у тех и других (особенно у узов) крайне слабы были родо-
вые связи. У них не было необходимых объективных условий для подде-
ржания самого этнического единства. Только устойчивые союзы на основе
семейных и родовых коллективов могли успешно вести войны. Деление
этноса на племена (роды) имеет функции скелета, на который можно на-
ращивать мышцы и, тем самым, набирать силу для борьбы с окружающей
средой. Внутриэтническое единство является условием, поддерживаю-
щим целостность этноса и придающим ему устойчивость, отмечает рус-
ский ученый Л. Н. Гумилев в своей работе «Этногенез и биосфера Земли»
(Л., 1989, с. 80).
Каждый раз узы перекочевывали на Балканы не на пустое место. На
своем пути они находили немало печенегов. Узы относительно спокойно
их «переваривали». Шел естественный процесс этнической интеграции

(консолидации) основной массы узов с отказавшимися кочевать на Запад
печенегами. Процесс этот проходил относительно быстро и безболезнено.
Почему? У печенегов, узов и кыпчаков, как кочевых племен, сохранились
общие черты родоплеменной организации. Они находились примерно на
одинаковом уровне социально-экономического развития. У них всегда
были общие интересы экономического характера — поиск новых пастбищ
и источников воды, увеличение численности скота. Тюркские кочевые пле-
мена придерживались принципа: племя, проигравшее в жесткой схватке,
покидало свои пастбища и искало новые территории.
В течение всей своей истории печенеги, узы и кыпчаки представляли
собой вид социальной общности людей, определяемый совокупностью
ряда важнейших их признаков: идентичностью или близостью диалектов
древнетюркского языка, на котором они говорили, общностью их истори-
ческих судеб, идентичностью хозяйственного уклада, быта и обычаев. У
этих тюркских племен веками было общее самосознание принадлежности
к единому общетюркскому роду, из которого они вышли. Подчеркнем, что
общность языка является одним из важнейших условий формирова-
ния этносов. И, наконец, все они веками имели своего общего Бога — Тен-
гри (Небо).
На всем пути продвижения узов — основного компонента гагаузского
этноса — к берегам Дуная эти и другие общие признаки тюркских племен
значительно облегчали естественный процесс их этнического объединения
с отколовшимися от своего рода печенегами. Что же касается кыпчаков,
то их влияние на создание гагаузского этноса на берегах Сырдарьи и
территории Киевской Руси было ограниченным. О кыпчакском факторе
в этногенезе гагаузского этноса речь можно вести лишь тогда, когда узы
и кыпчаки обитали на Балканском полуострове. Судя по византийским и
древним русским источникам, остатки узов делали все, чтобы не влиться
в кыпчакское общество. Они переходили на службу к правителям Руси и
становились решительными защитниками ее границ от нападений кыпчаков.
Те узы, которых кыпчакам удавалось взять в плен, или уничтожались ими,
или же продавались в рабство византийцам и арабам.
Добавим, что при рассмотрении вопроса «растворения» печенегов, от-
части кыпчаков, в составе узов не следует применять термин «ассимиля-
ция», которая характерна для более позднего времени и типична для соци-
ально-экономически развитых народов, использующих в процессе общения
множество языков. В нашем случае речь может идти о процессе этничес-
кого объединения, консолидации или интеграции различных частей когда-
то единого племени (печенеги и узы когда-то входили в состав племени
огузов). Историей доказано, что слияние нескольких этносов значительно
ускоряется и проходит быстро в случае близкого родства народов, сходства
их языков, уклада жизни, быта, культуры и т.д.

Второй период формирования гагаузского этноса на основе пече-
нежского и узского компонентов начался в конце 20- начале 30-х годов
XI века, когда печенеги и узы начали проникать в пределы Киевской
Руси. Турецкие историки пишут, что печенеги вступили на территорию
нынешней Республики Молдова еще в 899 году. Византийские источни-
ки утверждают, что печенеги впервые появились на Дунае в 900 году, а
затем в 1028-1030 годах. Надо полагать, что это была небольшая их часть.
После поражения печенегов (1034 г.) часть их остатков была расселена на
юге Киевской Руси для защиты ее рубежей, а основная масса двинулась на
Балканы. В 1048-1049 годах огромная масса печенегов переправилась на
правый берег Дуная. В южнорусских степях печенеги господствовали поч-
ти 120 лет. 11 раз они опустошали русские земли. Византийский император
Константин Багрянородный отмечал, что в 1021 г. узы «уже кочевали между
Волгой и Доном».
Вслед за печенегами шли узы (торки, гуззы). Продвижение их главной
массы к пределам Руси началось в 1034 г., когда печенеги в последний раз
напали на нее и были разбиты. Основная масса узов, как отмечалось,
перешла на правый берег Дуная в 1064-1065 годах. В этот период на смену
им пришли кыпчаки, достигшие границ Киевской Руси в 1055 году и по-
явившиеся на левом берегу Днепра под Переяславлем. До 1091 года они
господствовали в степях Киевской Руси.
На втором этапе этногенеза гагаузского этноса продолжался тот же про-
цесс: отставшие от своего рода печенеги и кыпчаки-«перебежчики» объ-
единялись с узами. Специфика второго периода формирования гагаузского
этноса состоит в новых отношениях узов с кыпчаками, шедшими по их
пятам на Балканы. В своем движении на Запад не только узы присоединяли
к себе отставших печенегов и кыпчаков-«перебежчиков», но и вожди кып-
чаков в пределах Киевской Руси стали гоняться за узами, пытаясь силой
захватить их. Для этого они не раз воевали с правителями Руси, преследуя
цель физически уничтожить узов или захватить их в плен, а затем продать
в рабство. Некоторые византийские источники утверждают, что в пределах
Киевской Руси и на Балканах узы сторонились как кыпчаков, так и пече-
негов, хотя относительно легко «переваривали» их остатки в своем котле.
Труднее было узам с кыпчаками, которые к тому времени были наиболее
многочисленным и сильным в военном отношении тюркским племенем,
двигавшимся на Балканы и вытеснявшим за Дунай тех же самых узов и
отставших от своего рода печенегов.
На территории Киевской Руси печенеги, узы и кыпчаки впервые начали
испытывать на себе влияние славян. Некоторые их вожди стали носить сла-
вянские имена. В свою очередь, печенеги, узы и кыпчаки оказали свое вли-
яние на некоторые стороны жизни населения Киевской Руси. Топонимика
южных районов России и Украины содержит немало тюркских элементов,

запечатлевших в ту древнюю эпоху. В русском и украинском языках оста-
лось определенное количество тюркских слов, имеющих огузско-кыпчакс-
кое происхождение. В пределах Руси началось принятие частью печенегов,
узов и кыпчаков христианства.
Третий период формирования и укрепления гагаузского этноса
непосредственно связан с его проживанием на территории Болгарии.
Специфика этого периода состоит в том, что печенеги, узы и кыпчаки пе-
решли на оседлый образ жизни, что в значительной степени ускорило эт-
ническую консолидацию гагаузского народа, укрепление его националь-
ного самосознания, выраженного в самом этнониме «гагауз». На Балканах
в сознании гагаузов основные признаки гагаузского этноса (самосозна-
ние, язык, культура, быт) стали еще более значительными и осознанными.
Этносом является только та совокупность людей, которые осознают
себя как таковую, отличая себя от других аналогичных общностей. Это
осознание членами этноса своего группового единства принято имено-
вать этническим самосознанием, внешним выражением которого явля-
ется самосознание народа. Пока у входящих в этнос людей сохраняются
специфические черты и самосознание, этнос продолжает существовать,
пишет академик Ю. В. Бромлей в своей работе «Этнические процессы в
современном мире» (М., 1987, с.6-7).
На Балканах гагаузы впервые за всю свою многовековую историю
наиболее осознанно почуствовали свою принадлежность к самостоя-
тельному этносу, имеющему свои специфические черты и дающие им
право заявить: «Мы не является ни болгарами или румынами, ни гре-
ками или турками и ни татарами. Мы являемся гагаузами!» Конечно,
бесспорным является и тот факт, что в этот период формирования, укрепле-
ния и окончательного утверждения гагаузского этноса на его культуру и быт
серьезное влияние оказали болгары, с которыми гагаузы не одно столетие
жили бок о бок. В гагаузкий язык вошло немало болгарских слов. Под вли-
янием болгарского и русского языков синтаксис гагаузского языка приобрел
специфику, которая отличается от других тюркских языков.
Однако несмотря на то, что гагаузы столетиями жили в окружении мно-
гочисленных и более древних этносов, они сумели сохранить свой родной
язык, укрепить свое национальное самосознание. Повышенная стойкость
и высокая сопротивляемость гагаузов — языковая по отношению к бол-
гарскому языку и религиозная по отношению к османам — были стержнем
сохранения всей самобытности гагаузского этноса. Смешение гагаузов с
болгарами, особенно на первом этапе третьего периода, шло крайне мед-
ленно. В результате гагаузский этнос со временем в Бессарабии и сохранил-
ся как устойчивый, естественно сложившийся коллектив сплоченных лю-
дей, отличающихся от других этносов. Существование многочисленных
гипотез о происхождении гагаузов обусловлено чрезвычайно сложным
процессом этнического формирования гагаузского этноса. Но именно

сложность, отмечает JI. Н. Гумилев, обеспечивает этносу устойчивость,
благодаря чему он имеет возможность пережить века смятений, смут и мир-
ного увядания.
Главная особенность третьего периода формировния специфического
гагаузского этноса на Балканах состоит в том, что здесь, как отмечалось,
абсолютно большая часть печенегов, узов и кыпчаков — предков гагаузов
— завершила принятие христианства, начавшееся на территории Киевской
Руси. И в этот период никаких тенденций к их объединению (а позже и
гагаузов) с другими этносами, проживавшими на Балканском полуострове,
не возникало. Отметим также, что в тот период гагаузский этнос значительно
консолидировался. Не произошло поглощения гагаузского народа более
многочисленными этносами с полным забвением его происхождения и
былых традиций. Не произошло и слияния двух или более этносов, одним
из которых могли бы быть гагаузы, и образования нового (третьего) этноса.
Подчеркнем, что одним из главных тормозов на пути ассимиляции гагаузов
стаю завершение принятия ими христианства. Серьезно укрепилась их
религиозная сплоченность.
После многих столетий гагаузы признали верховенство болгарской цер-
кви над греческой. Это значительно уменьшило накал церковной борьбы
болгар, греков и гагаузов, которые до этого признавали греческую церковь.
Христианская религия, как символ, стала объектом фактического самоут-
верждения гагаузского народа. Кстати, так было и с дальними родственни-
ками гагаузов — огузами — сельджуками, принявшими ислам. Хотя на Бал-
канах и завершился процесс этногенеза гагаузского народа, но этот период
можно назвать лишь начальным этапом его истории, как отдельного тюрк-
ского этноса, состоящего из трех компонентов — узов (основного компонен-
та), печенегов и кыпчаков. И после этого на протяжении десятков лет шел
процесс консолидации гагаузского общества.
Четвертый период связан с созданием фактически независимого
Гагаузского государства (1346-1419 гг.), которое называлось «Огузская
держава», «Добруджанското деспотство» (в болгарских источниках), «Узи-
еалет» (узи — это узы; eyalet — арабск. — страна, край). Болгарский историк
Атанас Манов в своей работе «За гагаузите» (ИВАД, кн. VII 1921) считает,
что под Гагаузской державой следует понимать созданную во второй поло-
вине XIV века в Добрудже деспотию с центром в Карвуне (Карбоне, Балчи-
ке), а позже — в Калиакрии. Большой интерес представляет и книга другого
болгарского историка Г. Баласчева «Държавата на огузите в Добруджа», из-
данная в 1917 году (Военни известия, брой — номера 33-36). Добавим, что
столицей Гагаузского государства была также Варна.
Западные исследователи также писали о существовании Гагаузского
государства. Рыцарь Ганс (Иоанн) Шильтбельгер из Мюнхена, оказавшийся
в 1396 году в турецком плену под Никополем, в своих «Путевых заметках»

называет Гагаузское государство третьей Болгарией. По его утверждению,
оно простиралось от берегов Черного моря до города Варна, включая
также горные речные области реки Камчия. В центре красного флага
Гагаузского государства был изображен белый петух — символ верности
христианству, означавший гордость, отвагу и бодрость духа гагаузского
народа. У этого государства имелся также флаг зеленого цвета с белым
петухом, символизировавший причастность разных тюркских племен
к его созданию.
Гагаузское государство было создано в условиях, когда Добруджа поч-
ти полностью была заселена печенегами, узами, кыпчаками, татарами и
анатолийскими сельджуками, а Византия и Болгария были слишком сла-
бы. Болгарские историки (Златарски, Мутафчиев, Баласчев) подчеркива-
ют, что Балык создал свое независимое государство благодаря поддержке
императора Византии Иоанна V Палеолога, считавшего, что «Огузская
держава» сделает болгарские власти более сговорчивыми. В первые годы
деспот Гагаузского деспотата признавал верховную власть болгарского
царя Ивана Александра. Об этом свидетельствут, например, подписанное
им (1352 г., Варна) от имени правителя Болгарии торговое соглашение с
венецианцами.
Основателем Гагаузского государства был христианин куманского (кып-
чакского) происхождения по имени Балык (Балик). Он мог быть печенегом
или узом — в то время на Балканах печенегов и узов называли куманами. В
древнетюркском языке слово «балык» (балик, балук) означал «крепость»,
«город», «убежище». После смерти Балыка (1357г.) на политическую сцену
вступил его брат — деспот Добротич (Добротица), занимавший высшую
воинскую должность в Гагаузском государстве. Его резиденцией была Вар-
на. Добротич год жил в столице Византии, был в родственных отношениях
с императорским двором. В 1366 году он освободил от генуэзцев крепость
Килию, став хозяином городов южного Дуная и «оставаясь полусамостоя-
тельным обладателем земель на берегу Черного моря под верховной влас-
тью болгарского царя».
Подчеркнем, что эта полусамостоятельность Добротича носила сугубо
формальный характер. Добруджа поддерживала связи с Византией, Трапе-
зундской империей, Генуей. Болгарский историк В. Златарски считает, что
после смерти (1371 г.) царя Ивана Александра Добротич окончательно от-
почковался от болгарского государства и стал проводить абсолютно неза-
висимую политику. При его правлении Гагаузское государство значительно
укрепилось. Он отделил свои владения от духовного управления болгарской
церкви и подчинил их Константинопольскому патриарху. Власти Византии
постоянно заигрывали с правителем Гагаузского государства. Чешский ис-
торик Иречек утверждает, что Добротич был одним из самых сильных и
известных правителей Болгарии.

До конца своей жизни деспот Добротич продолжал играть активную
роль в истории Балкан. Добруджа («страна Добротича») носит его имя. В
музее Балчика имеется медная монета, на которой вычекано: 1360-1385 гг.
Из этого некоторые румынские историки делают вывод, что Добротич пра-
вил государством в период 1348-1385 гг.
После смерти Добротича в 1385 году (или 1386 г.) правителем Гага-
узского государства стал его сын Иванко, мать которого была дочерью
греческого герцога Апокаву. Турки звали его Добричоглу (Добротичоглу),
что значит сын Добротича. Правление Иванко подтверждается медной мо-
нетой, на которой вычеканено: 1385-1395 гг. Она хранится в Национальном
археологическом музее в Софии. Во время правления этого деспота Гага-
узское государство добилось больших успехов в развитии экономики. В
1374-1387 гг. Иванко вел открытую борьбу с генуэзцами, с которыми 27 мая
1387 года сначала подписал торговое соглашение, а затем и мирный дого-
вор, имевший большое политическое значение для Гагаузского государства.
Положения договора сулили деспоту Иванко на Черном море значительные
экономические выгоды. Болгарские и османские власти крайне недруже-
любно относились к развитию тесных связей правителей Гагаузского госу-
дарства с генуэзцами.
Во второй половине XIV века османы все глубже стали проникать в ев-
ропейскую часть Византии. В 1361 году они подняли свое знамя над Эдирне
(Адрианополем), а в 1363 году — над болгарским Пловдивом и Диметокой
(сейчас в Греции). Особенно широкий захват болгарских и сербских земель
продолжался при правлении (1362-1389 гг.) третьего султана Мурада I, а
также при султане (1389-1402 гг.) Баязиде I. Правители балканских наро-
дов, оккупированных османами, должны были безукоснительно выполнять
требования султанов: платить дань турецкой казне и выставлять войска на
стороне осман для покорения новых христианских государств. Отметим,
что тогда в планах осман еще не были захват и ликвидация Гагаузского го-
сударства, но его правители должны были направлять определенный кон-
тингент войск для оказания помощи турецким янычарам.
Однако деспоту Иванко в сложной ситуации, создавшейся на Балканах,
было крайне трудно лавировать между главными военно-политическими
силами. Под давлением Византии и болгарских властей правитель Гагаузс-
кого государства отказался направить войска для поддержки султанов. Та-
кое поведение Иванко и болгарского царя не могло остаться безнаказанный
османскими силами. Особенно раздражал султанов тот факт, что во время
первого Косовского сражения (15 июня 1389 г.) на стороне антиосманской
коалиции сражались и воины деспота Гагаузского государства Иванко. Доб-
руджские же татары мужественно сражались на стороне турецкого султана.
С тех пор османы стали оказывать им особую поддержку, а гагаузов в луч-
шем случае не замечали.

Военный поход (1388 г.) султана Баязида в этот регион серьезно рас-
шатал власть Иванко. В 1393 году после падения Тырновского царства сул-
танские войска вторично вторглись в пределы Гагаузского государства и
взяли Варну. Некоторые источники утверждают, что в 1393 году османы ус-
тановили прямое правление над крепостью Калиакра — последней столицей
правителя Гагаузского государства. Западные же исследователи считают,
что правление деспота Иванко продолжалось до 1396 года. И румынские
историки указывают на иные даты. Ими отмечается, например, что воевода
Мирча чел Бэтрын в 1386-1418 годах удерживал Добруджу в своих руках. А
это означает, что он стал наследником деспота Иванко. Разночтение в датах
объясняется тем, что Добруджу разные государства, как правило, захваты-
вали по частям, а не сразу. Именно в те времена в историческом лексиконе
появились выражения: «болгарская Добруджа», «румынская Добруджа».
Окончательная ликвидация Гагаузского государства произошла
в 1419 году, когда Добруджа была полностью оккупирована османами
и стала санджаком (административной единицей турецкого государс-
тва), войдя в эялет (провинция) Румелия. Так называлась европейская
часть Османской империи со столицей в Эдирне (Адрианополе). Османы
ликвидировали Гагаузское государство не потому, как считают некоторые
исследователи, что гагаузы были христианами. К иным религиям султан-
ские власти были терпимы. Вопрос носил военно-политический характер:
правители Гагаузского государства отказывались посылать свои войска на
помощь турецким янычарам для завоеваний ими христианских государств.
После ликвидации (1419 г.) Гагаузского государства начинается пя-
тый период истории гагаузского этноса (именно истории, а не форми-
рования народа). К тому времени гагаузский этнос в достаточной степени
окреп, чтобы, как единый и неделимый организм, уже развивался на своей
собственной основе, хотя на него и продолжали оказывать влияние другие
этносы, особенно болгарский.
Этот период можно назвать османско-болгарским периодом, продол-
жавшимся до конца XVII века (более 350 лет). Тогда по линии христианс-
кой религии на гагаузов продолжали оказывать влияние болгары, а с учетом
близости складывавшегося на Балканах особого диалекта турецкого языка
гагаузское население подвергалось влиянию осман, особенно в области на-
родного творчества (народные сказания, баллады, пословицы, поговорки и
т.д.). Однако более крупные и сильные этносы и в этот период не смог-
ли расколоть гагаузский этнос.
Отношение официальных османских властей к гагаузскому этносу не-
однозначно трактуется в исторической литературе. Некоторые исследова-
тели, в том числе и гагаузы по национальности (М. Чакир, Д. Танасогло),
утверждают, что османы «с большим доверием и уважением относились к
гагаузам, что гагаузы чуть ли не процветали тогда». Такого же мнения при-

держивается и турецкий автор Ахмет Джебеджи. Однако подобные утверж-
дения не подкрепляются фактами политического или социально-экономи-
ческого характера. Подчеркивая терпимое и снисходительное отношение
султанских властей к немусульманскому населению в целом, отмечая, что в
процессе его исламизации османы чаще всего прибегали к «прянику», ска-
жем и другое: официальный Стамбул столетиями не замечал гагаузов
на Балканах.
В период XV-XIX вв. османские источники ничего не писали о них. В
официальных документах Османской империи этноним «гагауз» не упоми-
нался, хотя из имен конкретных лиц, содержавшихся в источниках, явство-
вало, что речь идет о гагаузах. За все годы своего господства на Балканах
султаны не выделяли их среди других этносов. В описях имущества и дру-
гих документах, связанных с переписью населения, османские власти фик-
сировали гагаузов сначала как «немусульмане», а затем как болгары, греки,
русские («Исламская энциклопедия». 1996, т. 13, с.289). Так продолжалось
и после обретения балканскими народами своей независимости.
Шестой период (бессарабско-русский) в истории гагаузов охватыва-
ет 70-е годы XVIII в. — 1918 год (почти 150 лет) и непосредственно связан
с последствиями русско-турецких войн (1768-1774, 1787-1791, 1806-1812,
1828-1829, отчасти и Крымской войны — 1853-1856 гг.), а также усилением
национально-освободительной борьбы балканских народов. Большая часть
12 русско-турецких войн XVI-XIX веков, продолжавшихся в общей слож-
ности более 40 лет, начиналась и заканчивалась на Балканском полуостро-
ве, захватывая и Добруджу. Каждый раз, начиная военные действия, власти
царской России и Османской империи старались добиться лояльного отно-
шения к ним болгарского, сербского и гагаузского населения. Для султана
это было нелегкой задачей. Когда царь вступал в войну, он обращался к
христианским народам Балканского полуострова за поддержкой. И полу-
чал ее и от гагаузов, проживавших до конца XVIII века в Добрудже и
некоторых других регионах Болгарии, а также в Греции, Македонии и
Румынии.
По этой причине сложными продолжали оставаться османо-гагаузские
отношения. Власти Стамбула вплоть до гибели Османской империи и про-
возглашения Турции республикой (1923 г.) не могли простить гагаузам их
поддержку византийцев, болгар и русских, выступавших единым фронтом
в защиту христианства. Об этом свидетельствуют архивные материалы,
высказывания некоторых султанов, а также песенное народное творчество
гагаузов той эпохи. Сведения, содержащиеся во многих османских источ-
никах, свидетельствуют также о том, что султанские чиновники знали о су-
ществовании гагаузов как отдельного этноса. Балканские народы открыто
боролись за воссоздание своих независимых государств. Мечтали о вос-
создании Гагаузского государства в Добрудже и балканские гагаузы, о
чем свидетельствует гагаузский фольклор той эпохи. К концу османского

господства на Балканах гагаузы были единственным старым местным хрис-
тианским населением Добруджи, отмечает маститый болгарский историк
П. Мутафчиев (Избранные произведения, София, 1973, т.2, с.723).
Русско-турецкие войны несли неисчислимые бедствия и гагаузскому
населению, проживавшему на Балканском полуострове. Их результатами
стало начало переселения части болгарских гагаузов и болгар в пределы
Российской империи. Этот процесс значительно усилился после подписа-
ния (1812 г.) Бухарестского мирного договора, завершившего русско-ту-
рецкую войну 1806-1812 годов, значительно улучшившую стратегическое
положение царской России. Начало переселения части гагаузов в Бессара-
бию и некоторые другие регионы царской России, исторически явившегося
отрицательным явлением, означало раскол гагаузского этноса. Часть гага-
узов продолжала жить в Болгарии (основная масса), Греции, Македонии и
румынской Добрудже.
Дискриминационная и ассимиляторская политика правящих кругов
этих стран по отношению к гагаузам и другим национальным меньшинс-
твам со временем привела к тому, что остатков гагаузского этноса на их
территориях не осталось. Как великие державы в прошлом решали судьбы
малых народов, свидетельствуют итоги работы Лозаннской конференции
(1922-1923 гг.). Из 17 отдельных документов, подписанных в Лозанне, один
протокол касался обмена греческого и турецкого населения. Как свидетель-
ствуют греческие источники, в те годы из турецкой Фракии в греческую
Фракию (Орестиада) насильно были переселены более 50 тысяч гагау-
зов, для которых это было настоящей трагедией. Гагаузов-христиан, го-
воривших на гагаузском языке, близком к турецкому диалекту балканских
турок, переселили в православную Грецию, а часть греческих турок — в ис-
ламскую Турцию. Сейчас в районе Орестиада, в котором автору этой книги
довелось побывать, осталось незначительное количество гагаузов, многие
из которых совсем забыли гагаузский язык.
Не только Османская империя, но и царская Россия вплоть до конца
XIX века не замечала гагаузов как самостоятельный этнос. Почему? По
политическим соображениям. Такая политика после русско-турецких войн
царским чиновникам позволяла более спокойно и успешно решать вопрос
«импорта» задунайских колонистов под общим названием «болгарских ко-
лонистов». К такому выводу приходишь при анализе донесений русских
дипломатов из Болгарии в МИД царской России, а также архивных матери-
алов о переговорах русских и турецких военных и политических экспертов,
особенно секретных приложений, подписанных обеими сторонами. Власти
Стамбула, обиженные на гагаузов, охотно их отпускали. При этом они, как
и власти Петербурга, за основу брали религию, а не этнический критерий.
От тюрков-гагаузов, исповедовавших христианство и поддерживавших в
русско-турецких войнах Россию, султанские чиновники без всякого сопро-
тивления освобождались.

Характерным было и другое явление: после русско-турецких войн, как
правило, по обоюдной договоренности сторон татары выселялись из Бес-
сарабии (часто в пределы Турции), а их места занимали задунайские коло-
нисты — гагаузы и болгары. Политика осман по отношению к гагаузам была
на руку царским чиновникам. Она облегчала работу русских дипломатов в
Болгарии, заманивавших гагаузов и болгар в пределы Российской империи.
Обе стороны преследовали свои политические цели. Султанские власти не
предпринимали никаких эффективных шагов, чтобы защитить гагаузов, ос-
тавшихся на Балканах и долгое время являвшихся разменной монетой в ру-
ках царских и османских военных и дипломатов. Отметим также, что в
начале XXвека гагаузы уже служили в царской армии. Немало их принима-
ло участие в русско-японской (1904-1905 гг.) и первой мировой (1914-1918
гг.) войнах, а также в гражданской войне (1918-1920 гг.) в России. Среди
гагаузов-воинов были и офицеры.
Первые упоминания царских властей о гагаузах относятся к концу XIX
века, когда переселения гагаузов и болгар из Болгарии и Македонии в царс-
кую Россию официально уже были запрещены. В первой общей переписи
населения Российской империи (28 января 1897 г.) гагаузы фигуриро-
вали как «турки — гагаузы», хотя должно было быть «тюрки-гагаузы».
Напомним, что этноним «турок» относится к турецкому этносу, проживаю-
щему в Турции и частично на Балканах, а понятие «тюрок» — ко всем людям
тюркского мира, в том числе туркам.
Однако какими бы черными красками ни изображали царский
режим некоторые историки, именно благодаря России сегодня сохра-
нился самостоятельный гагаузский этнос. На определенном этапе перед
гагаузами открылись двери школ. В те далекие годы из их среды вышли
писатели, видные деятели культуры, работавшие в крупных городах цар-
ской России. В Болгарии, где когда-то проживало большинство гагаузов, в
Македонии, Греции и Румынии, где тоже было немало гагаузов, почти их
не осталось. Если бы двести лет тому назад царская Россия не приняла га-
гаузских колонистов, которые были расселены на территории Бессарабии и
некоторых других регионов царской империи, то сегодня в статистических
отчетах о переписи населения Республики Молдова и Украины не нашли
бы этноним «гагаузы». А в мире не знали бы о существовании гагаузского
народа. Такова бесспорная историческая правда, о которой и сегодня не за-
бывает благодарный гагаузский народ.
Седьмой период (румыно-гагаузский) истории гагаузов составляет
четверть века (1918-1944 гг., не считая 1940-1941 гг.). Эти 25 лет были
весьма сложными для гагаузского народа, когда ему в составе королевской
Румынии предстояло жить в новой общественно-политической среде, ког-
да гагаузское население не владело румынским языком, когда на гагаузов,
болгар и другие нероманские этносы королевские власти смотрели, как на

инородное тело. Гагаузы и болгары, как могли, сопротивлялись иностран-
ной военной интервенции в Бессарабии, которая привела к ее захвату коро-
левской Румынией. Самым крупным выступлением трудящихся Бессара-
бии против оккупантов стало Татарбунарское восстание (1924 г.). В рядах
восставших были и гагаузы. В период национально-революционной войны
(1936-1939 гг.) на стороне Испанской республики воевали добровольцы из
54 стран общей численностью около 35 тысяч человек. Среди них были
также русские и украинцы, молдаване и гагаузы, болгары и евреи. Немало
их тогда пало на поле боя в этой стране.
Пережили гагаузы и ужасы второй мировой войны (1939-1945 гг.). Не-
мало их воевало на стороне как Советского Союза, так и королевской Румы-
нии. В годы войны гагаузский народ и не ведал, что военно-фашистский
диктатор королевской Румынии Антонеску (1882-1946 гг.) разработал
зловещий план насильственного выселения гагаузов далеко за Днестр
и заселения занимаемой ими территории румынским населением, прожи-
вавшим на Балканах (вне пределов тогдашней Румынии). Только разгром
фашистских войск в ходе сталинградской битвы (17 июля 1942-2 февраля
1943 гг.) спас гагаузов от роковой беды.
Восьмой (советский) период (1944-1991 гг.) истории гагаузов со-
ставляет 47 лет. Он начался после освобождения в 20-х числах августа
1944 года. Молдавии от немецко-фашистских оккупантов. Среди десятков
тысяч ее жителей, влившихся в ряды Красной Армии, были и гагаузы. Они
плечом к плечу с молдаванами, русскими, украинцами, болгарами, евреями
активное участие принимали также в восстановлении народного хозяйства
родного края. Есть доля их труда и в возрождении старых промышленных
предприятий, строительстве новых заводов и фабрик в городах республики.
Сотни молодых гагаузов трудились в Донбассе, чтобы разрушенный вой-
ной Советский Союз в достаточном количестве получал уголь. Оставили
свои автографы гагаузы и в строительстве Дубоссарской ГЭС, одним их
строителей которой был и отец автора этой книги.
За неполные 50 лет советского периода гагаузы, как и другие прожива-
ющие в Республике Молдова этносы, испытали на себе и немало тяжкого,
нежданного горя. Тысячи гагаузов умерли от голода в 1946-1947 годах. Не-
мало их было сослано в Сибирь. Многие из них оттуда так и не вернулись
в родные края. Их насильно заставляли вступать в колхозы. Было немало и
другого недоброго в жизни гагаузов этого периода. Властями нередко на-
рушалась разработанная ими же диалектика соотношения национального
и интернационального. Естественно, в ущерб национальным интересам.
Многие годы возможности кадров гагаузской национальности, мягко гово-
ря, не учитывались. В партийных, советских и других органах в гагаузских
населенных пунктах представители негагаузской национальности долгое
время не в меру преобладали. Власти в Москве и Кишиневе вплоть до 1957

года и слышать не хотели о введении гагаузской письменности и препо-
давания гагаузского языка. А позже они, только-только решив вопрос об
открытии гагаузских школ, их тут же закрыли.
Однако за эти годы не все было плохо в жизни гагаузского народа, как и
других проживающих в Республике Молдова этносов. Со временем многие
вопросы социально-экономического и культурного характера нашли нуж-
ное решение. Не было гагаузских сел, где бы не работали средние шко-
лы, медицинские пункты и другие учреждения (библиотеки, дома культу-
ры, детские сады и ясли и т.д.). Гагаузские юноши и девушки учились не
только в вузах Молдавии, но и престижных высших учебных заведениях
Москвы, Ленинграда, Киева и других советских городов. В конце 80- х го-
дов XX века уровень жителей гагаузских населенных пунктов со средним
и высшим образованием серьезно поднялся. Среди гагаузов были Герои
Социалистического Труда, возглавлявшие крупные сельскохозяйственные
предприятия. Немало было и другого хорошего, о потере чего люди сейчас
с сожалением вспоминают.
Девятый период истории гагаузов начался после распада Советско-
го Союза и обретения (27 августа 1991 г.) Республикой Молдова своей
независимости. Период ознаменовался созданием национально-патриоти-
ческих движений «Гагауз халкы»-«Гагаузский народ» (Комрат), «Бирлик»-
«Единство» (Чадыр-Лунга) и «Ватан»-«Родина» (Вулканешты), началом
процесса национального возрождения гагаузского народа. Была разрабо-
тана концепция Гагаузской автномии. Состоялось несколько съездов пред-
ставителей гагаузского народа, на которых были приняты политические
документы о создании автономии. Движение «Гагауз халкы» становится в
жесткую оппозицию к правительству М.Друка, который возглавил поход
ударных отрядов против гагаузов (октябрь 1990 г.). Гагаузия была окружена
силами молдавской милиции и волонтеров (25 октября), а через два дня по
просьбе лидеров Комрата в Чадыр-Лунгу прибыли тираспольские добро-
вольцы.
Под давлением внутренних и внешних сил была создана рабочая груп-
па по подготовке проекта закона «Гагауз Ери», который национал-патриоты
на заседании парламента отвергли. Победа Аграрно-демократической пар-
тии (АДПМ) на парламентских выборах (27 февраля 1994 г.) и избрание
спикером П. Лучинского способствовали нормализации обстановки на юге
Республики Молдова. В начале июня 1994 г. с официальным визитом в РМ
побывал президент Турции Сулейман Демирель, который посетил и гага-
узские районы. Его приезд во многом способствовал решению гагаузской
проблемы.
23 декабря 1994 года парламент Республики Молдова принял За-
кон «Об особом правовом статусе «Гагауз Ери». Автономия сделала
первые шаги: были проведены референдум, выборы депутатов Народного
Собрания, приняты законы о Флаге, Гимне Гагаузии. 25 июля 2003 года

парламент Республики Молдова принял новую редакцию статьи 111 Кон-
ституции РМ об Автономно-территориальном образовании Гагаузии. В
новой редакции эта статья гласит:
(1) Гагаузия — это автономно-территориальное образование с особым
статусом как форма самоопределения гагаузов, являющееся составной и
неотъемлемой частью Республики Молдова, которое самостоятельно, в
пределах своей компетенции, в соответствии с положениями Конституции
Республики Молдова, решает вопросы политического, экономического и
культурного характера в интересах всего населения.
(2) На территории автономно-территориального образования Гагаузия
гарантируются все права и свободы, предусмотренные Конституцией и за-
конодательством Республики Молдова.
(3) В автономно-территориальном образовании Гагаузия действуют
представительные и исполнительные органы власти в соответствии с зако-
ном.
(4) Земля, недра, воды, растительный и животный мир, другие природ-
ные ресурсы, находящиеся на территории автономно-территориального об-
разования Гагаузия, являются собственностью народа Республики Молдова
и одновременно экономической основой Гагаузии.
(5) Бюджет автономно-территориального образования Гагаузия форми-
руется в соответствии с нормами, установленными органическим законом,
регламентирующим особый статус Гагаузии.
(6) Контроль за соблюдением законодательства Республики Молдова на
территории автономно-территориального образования Гагаузия осущест-
вляется Правительством в соответствии с законом.
(7) Изменения в органический закон, регламентирующий особый ста-
тус автономно-территориального образования Гагаузия, принимются тремя
пятыми голосов избранных депутатов Парламента.
Это означает, что парламент РМ, состоящий из 101 депутата, может
внести изменения в Закон о статусе Гагаузии от 23 декабря 1994 года, если
за это проголосует 61 депутат.
Состоялись выборы башкана Гагаузии: в 1995 г. им стал
Г. Табунщик, в 1999 г. — Д. Кройтор, в 2002 г. — Г. Табунщик, в 2006 г. —
М. Формузал. Произошли и другие важные политические события.
…А трудное и быстротечное время, в котором фиксируется все — и хо-
рошее, и недоброе, продолжает свой бег. Будем верить, что оно принесет
гагаузскому народу, как и всему народу Республики Молдова, больше доб-
рого. Им следует постоянно помнить истину: прошлое помогает лучше
осознать настоящее, а настоящее дает возможность людям объективно
и лучше оценить прошлое. Истина всегда с большим трудом прокла-
дывает свой путь в гору.

Все о истории гагаузкого края и не только !

ВверхВверх